Финансист, который заработал миллионы на кризисе 2008 года, прогнозирует проблемы для биткоина

Алан-э-Дейл       22.10.2022 г.

Сюжет[править | править код]

Действие картины начинается в 2005 году. Чудаковатый финансовый гений, управляющий хедж-фонда Scion Capital Майкл Бьюрри (Кристиан Бейл) предчувствует, что американский рынок ипотечных кредитов может скоро лопнуть. В связи с этим он страхует около миллиарда долларов своих клиентов через кредитный дефолтный своп. Клиенты фонда Бьюрри волнуются, ведь рынок кредитов представлялся весьма стабильным, но тот твёрдо стоит на своём. Уолл-стрит замечает эту странную активность и вскоре несколько финансистов догадываются, что опасения Бьюрри имеют под собой основания. Более того, сыграв на понижение, можно хорошо заработать.

Разрабатывать тему независимо начинают: агентство Front Point и молодые инвесторы Чарли Геллер и Джейми Шипли. Руководитель Front Point Марк Баум (Стив Карелл), по наводке трейдера Deutsche Bank Джареда Веннета (Райан Гослинг), пытается понять природу проблемы

Веннет привлекает внимание к CDO. Эти транши облигаций уже давно не соответствуют тому рейтингу, который им присваивают без должной проверки

Обычная практика на рынке: смешивать бумаги с рейтингом «A» и «мусорные» «B» и всему портфелю облигаций присваивать высший рейтинг. Баум и его люди лично отправляются в пригороды Майами, дабы на местах проверить то, что рынок ипотечных кредитов действительно перегрет и дефолт возможен в ближайшем будущем. Поговорив с местными жителями и риэлторами, Баум понимает, что ситуация действительно угрожающая. Массовые невыплаты по кредитам только вопрос времени. Геллер и Шипли также приходят к идее свопов и контактируют с отошедшим от дел брокером Беном Рикертом (Бред Питт). Через него они выходят на Deutsche Bank и заключают сделки со свопами. Тем временем Баум узнаёт о синтетических CDO (en), представляющих собой финансовую пирамиду, на существование которой закрывают глаза контролирующие органы.

Front Point, Геллер и Шипли приобретают свопы на крупные суммы, предполагая, что, когда облигации ипотечных займов упадут в цене, они зашортят свои сделки и с лихвой вернут вложения. Приходит 2007 год и предсказания начинают сбываться. По стране поднимается волна невозвратов по ипотеке, тем не менее, облигации, подкрепляющие долговые обязательства, пока в цене не падают. Пытаясь разобраться в этом парадоксе, Баум посещает офис Standard & Poor’s. Почему рейтинговое агентство упорно продолжает присваивать сомнительным портфелям бумаг рейтинги уровня AAA? Сотрудница агентства объясняет, что они вынуждены так поступать, иначе банки уйдут к конкурентам и всё равно получат необходимый рейтинг там. Обвал курса ценных бумаг начинается только тогда, когда на волне кризиса разоряются Bear Stearns и Lehman Brothers. Один за другим герои картины начинают избавляться от своих свопов с большой выгодой. Марк Баум в последний момент начинает сомневаться, ведь средства, которые он получит — деньги простых людей, за счёт которых устраняют последствия кризиса. Тем не менее, он закрывает сделку.

Michael Burry book recommendations

Michael Burry founded Scion Capital, a value-focused hedge fund which he closed in 2008 to focus on his private and personal investments. As detailed in The Greatest Trade Ever and The Big Short, Burry was one of the first to identify and profit from the subprime mortgage crisis.Here is a list of Michael Burry recommended books:The Intelligent Investor by Benjamin Graham and David DoddCommon Stocks and Uncommon Profits and Other Writings by Philip FisherWhy Stocks Go Up (and Down) by William H. PikeBuffettology: The Previously Unexplained Techniques That Have Made Warren Buffett The World’s Most Famous Investor by Mary Buffett and David ClarkThe Art of Short Selling by Kathryn StaleyThe Rediscovered Benjamin Graham: Selected Writings of the Wall Street Legend by Janet LoweMichael Burry is founder of the Scion Capital LLC hedge fund, which he ran from 2000 until 2008, when he closed the fund to focus on his own personal investments. Author Michael Lewis profiled him in his 2010 book The Big Short: Inside the Doomsday Machine.

Мэн и беспредметная работа

Этот сдвиг в ориентации его живописи также соответствовал переезду на мыс Неддик, штат Мэн, где он рисовал в переоборудованном сарае и жил в соседнем фермерском доме. Он писал: «Вот … Я могу жить с большей интенсивностью, впитывая зелень весны и белизну зимы, полноту лета и все цвета осени. Впитывая в себя это богатство жизни, окружающей меня, я может дать моей картине все самое лучшее «.

Работа в этот беспредметный период делится на три отдельных периода: раннее развитие «элемента» или раннее необъективное (1959–1967); средний необъективный (примерно с 1968-1978 гг.), где композиции элемента часто представляют собой группы, похожие на драгоценности, на фоне множества разноцветных фонов, охватывающих спектр от ярких бирюзовых и бледно-лавандовых до более темных лиловых и глубоких зеленых лесов. Заключительная часть работ с конца 1970-х годов до самой его смерти примерно в 1995 году, когда он был вынужден по состоянию здоровья прекратить рисовать, считается «поздней необъективностью». Эти работы выполнены на твердом, в основном черном фоне (некоторые ранние работы этого периода выполнены на темно-зеленом или коричневом), без группировки элементов, за исключением линий и волн. Баум использовал трафареты для своих элементов, вычерчивая их состав карандашом, а затем вручную раскрашивая каждый из них.

Все его беспредметные работы отражают очень тонкие цветовые отношения, при этом более темные цвета становятся «тяжелее» и часто в нижней части холста переходят в более светлые, яркие цвета и указывают на приход к вере или чувство удовлетворения. В этом отношении на него очень повлиял Мане, цитируя конкретную картину Христа и ангелов в Метрополитен-музее, которую он внимательно изучил и нашел вдохновение в «акценте Мане на цветовых отношениях».

За более чем 30 лет, которые Баум прожил в штате Мэн, у него было очень мало публичных выставок. У него была персональная выставка в галерее Bleecker в Ист-Хэмптоне, штат Нью-Йорк, в июне 1962 года; персональная выставка в галерее Rose Fried, Нью-Йорк, 1963 г .; и большая выставка его необъективных работ в Ogunquit Gallery в Оганквите, штат Мэн, в 1969 году, которая не нашла особенно восприимчивой аудитории. Но его неизменная вера в свои картины и вера, которую они вернули ему, давали постоянный стимул продолжать работу. У Баума также был обширный сад, и к тому времени поблизости проживало много внуков. Он также поддерживал постоянный интерес к науке и технике, подписываясь на многочисленные научные журналы. У Баума также была коллекция ранних печатных плат, которые были визуально и философски важны для его работы.

В 1983 году Художественный музей Метрополитен приобрел две ранние работы, которые, по их мнению, отсутствовали в их коллекции. Этот факт очень порадовал Баума и вселил в него надежду, что его работы в конечном итоге снова будут признаны более широкой аудиторией.

Баум активно рисовал до осени 1996 года и умер 8 февраля 1997 года в своем доме на мысе Неддик, штат Мэн.

Духовность и «стихия»

То, что Баум предлагал этим поворотом к духовности в живописи, он видел континуум с прошлым человека, написав позднее:

На этом этапе Баум сделал радикальный шаг в своей живописи: в 1958 году он полностью обратился к беспредметному и начал создавать единственный глиф, который он назвал «элементом», который был основан на его откровении о лестнице. Он разрабатывал этот глиф в течение десяти лет, с 1958 по 1968 год, после чего пришел к его окончательной форме. Лутц описывает этот переход: «длинная 5-зубчатая форма, похожая на пучок сосновых игл … широкий изогнутый элемент кажется похожим на силуэт птицы в полете … последний элемент, который почти имеет вид голова в профиль появляется в 1967 году «. С тех пор он будет использовать этот элемент в различных сочетаниях и цветах в качестве эксклюзивного знака в композициях своих картин. Лутц описывает это: «Когда Баум начинает использовать элемент, микро и макро сходятся в том, что можно описать только как тип космического порядка».

Michael Burry’s Comeback

Michael Burry, who made his name betting against subprime mortgages and as a figure in two major books about Wall Street, is set to launch a new hedge fund.
Michael Burry closed the doors of his Scion Capital five years ago, having earned investors nearly 5 times their money. But Burry has now set up Scion Asset Management and is seeking as much as $200 million for the new vehicle. The website of his new firm is: www.scionasset.com
Santangel’s Review’s Steven Friedman noted that Scion Capital’s Web site, which until recently simply showed historical letters and information is now redirecting web visitors to a much more professional-looking website.
According to The Wall Street Journal reports, Michael Burry hopes to rise between $100 million and $200 million for the new effort. At its peak, the old Scion Capital managed about $1 billion.

Michael Burry is founder of the Scion Capital LLC hedge fund, which he ran from 2000 until 2008, when he closed the fund to focus on his own personal investments. Author Michael Lewis profiled him in his 2010 book The Big Short: Inside the Doomsday Machine.

Что угрожает Биткоину?

Свою точку зрения Бьюрри высказал в Твиттере, однако спустя некоторое время удалил сообщение. Впрочем, благодаря внимательным читателям остался скриншот в качестве доказательства. Вот реплика известного финансиста, которую приводит Decrypt.

Хотя как именно получится сделать подобное — неизвестно. Всё же Биткоин показал отличные результаты за последний год в условиях пандемии. Для наглядности: если бы граждане США вложили полученные от правительства 1200 долларов в BTC, данная сумма уже бы выросла выше 10 тысяч долларов. Сегодня она составляет 10 136 долларов.

Майкл Бьюрри

Напомним, Биткоин часто продвигается как средство хеджирования — то есть снижения — рисков от инфляции доллара. У криптовалюты ограниченное количество монет на уровне 21 миллиона, при этом спрос на BTC постоянно растет, что делает актив выгодной ставкой в условиях постоянного обесценивания доллара.

Особенно преувеличенным прогноз Бьюрри кажется на фоне происходящего в индустрии криптовалют. Аналитический гигант MicroStrategy только увеличивает свою ставку на Биткоин. Компания с лета прошлого года провела уже несколько успешных раундов крупных покупок BTC, что принесло ей миллиарды долларов прибыли. Теперь же MicroStrategy завершила продажу собственных конвертируемых облигаций на 1.05 миллиарда долларов. И эти деньги пойдут на приобретение Биткоина.

Данные ценные бумаги являются формальным представлением долга, который может быть конвертирован в акции или выкуплен обратно эмитентом — то есть тем, кто выпустил ценную бумагу. MicroStrategy со своей стороны сохраняет возможность выкупа облигации с 2024 года. Подобные продажи могут быть хорошим способом для компании получить денежные средства, если она сможет выплатить проценты инвесторам.

Буллран не остановить

MicroStrategy уже реализовала такой маневр и раньше: она продала конвертируемые облигации на 400 миллионов долларов в декабре, а затем сразу же купила биткоины на 10 миллионов долларов в январе. При этом каждый раунд крупных инвестиций в BTC со стороны компании сопровождался сильными скачками цены криптовалюты. Кроме того, сейчас MicroStrategy является крупнейшим держателем цифрового актива и, похоже, не собирается останавливаться.

Биткоин существует более двенадцати лет

Поделитесь своим мнением на этот счет в нашем крипточате миллионеров. Там обсудим и другие темы, связанные с индустрией криптовалют.

The Secret Behind Michael Burry’s ‘Comical’ Success

Burry sticks to the principles of value investing. According to Michael Lewis, the author of the famous book titled “The Big Short,” Burry was “madly, almost comically successful» even when the Wall Street was undergoing a disaster. Contrarian in his approach and confident in his research, Michael Burry always thinks long-term. Consider his bets on Japanese stocks, for example. When the coronavirus started pummeling the global markets, almost all of his picks crashed. But in an interview to Japan Times, Burry said that the virus was a “temporary problem” and the companies he is bullish on have a long-term value which is not affected by temporary factors.

Детство

Марк Баум (Марек по-польски, Мунйок дома) родился 2 января 1903 года в Саноке, городе, который сейчас является частью Польши, но в то время был частью Австро-Венгерской империи, недалеко от современной Украины. Его родители развелись, когда он был маленьким ребенком, что было весьма необычным событием для его консервативной еврейской общины. Его мать, имея мало вариантов на родине, эмигрировала в США вместе со старшей сестрой Марка. Марк остался с бабушкой и дедушкой по материнской линии, которые жили во Фриштаке в Карпатах. С этого момента у Марка было очень мало контактов с матерью и отцом.

В конце концов Марк переехал со своей семьей в более крупный город Жешув, и когда Марк был школьного возраста, он бросил вызов своему деду и сдал экзамен, чтобы поступить в немецкую гимназию. Тестирование проводилось по субботам, чтобы евреи не подавали заявления. Он поступил и посещал гимназию, а также ивритскую школу, и с юных лет был многоязычным, говорил на идиш дома, на иврите в храме, на польском на улицах и на немецком в школе.

Доллар достиг трехмесячного минимума на фоне роста цен на сырье

Доллар упал до самого низкого уровня почти за три месяца после того, как свежие комментарии влиятельных чиновников Федеральной резервной системы США восстановили доверие в продолжительном действии ультрамягкой денежно-кредитной политики.

К 06:30 утра по восточному времени (10:30 по Гринвичу) индекс доллара, который отслеживает его курс по отношению к корзине валют полдюжины стран с развитой экономикой, упал на 0,4% до 89,775 — это относительно большое внутридневное движение, зафиксировав свои самые большие потери по сравнению с более высокодоходными валютами, такие как новозеландский доллар и фунт стерлингов.

Снижение началось с комментариев вице-председателя ФРС Ричарда Клариды, который заявил в четверг, что апрельские показатели инфляции, превышающие ожидания, не являются причиной для сокращения покупок активов ФРС.

Как это обычно бывает, ослабевший доллар поддержал цены на сырье, при этом больше всего выросли сельскохозяйственные товары: фьючерс на кофе в Лондоне вырос более чем на 3%, в то время как кукуруза, соевые бобы и пшеница в США выросли более чем на 1%.

Суть сделки

Основная интрига построена вокруг того, что главный герой строит достаточно точный прогноз на цену по ИЦБ, так как финансовая пирамида, построенная на этих ценных бумагах, рано или поздно рухнет. Он ставит против ценных бумаг, считавшихся устоями рынка. Практика выдачи субстандартных кредитов (en) с плавающей ставкой (en) без должной проверки кредитной истории стала повсеместной. Объединение рискованных бумаг в транши CDO, рейтинг которых не проходит должной проверки. Наблюдая появление на рынке ещё более рискованных, так называемых синтетических CDO, герои только убеждаются в своей правоте.

Майкл Бьюри и другие трейдеры в фильме делают, как в казино или букмекерской конторе, ставку на падение цены, то есть «на понижение», играя на бирже на стороне «медведей». Механизм, используемый при игре на понижение («шорт»), является обратным по отношению к обычной спекулятивной перепродаже ценных бумаг. Трейдер, знающий, что цена будет падать, берёт ценные бумаги в долг у брокера, продаёт на рынке и ждёт снижения цены. Когда цена, наконец, падает, он покупает их и оставляет разницу себе (закрывает сделку). Трейдеру выгодно это сделать, когда цена упадёт до самого низкого уровня.

Бьюри мог и непосредственно приобрести акции (причем сделку он осуществлял не на свои деньги, а на средства клиентов своего фонда), но он использовал механизм кредитного дефолтного свопа (CDS). Данный дериватив страхует сделку. При этом покупатель (Бьюри) оплачивает не всю сумму приобретаемых ценных бумаг, а только возрастание в цене предмета сделки, если оно произойдёт (так называемые premiums). Банк, предоставивший CDS, уверен в том, что цена бумаг не упадет, и соглашается (в реальности, CDS по отношению к ипотечным ценным бумагам не существовали на рынке и возникли только после того, как Бьюри проявил к ним интерес). Риск состоит в том, что если цена на бумаги вместо падения будет расти, то по условиям контракта ему постоянно придётся покрывать разницу и у него не хватит наличности. Об этом и беспокоятся клиенты хедж-фонда Майкла Бьюри. В итоге все расходы Бьюри и других игроков на понижение оказываются оправданы. Бьюри вернул вложения с прибылью 489 %

Обращает внимание и то, что Бьюри обратился за сделкой CDS именно в Deutsche Bank и Goldman Sachs. Он учел то, что многие финансовые институты пострадают от кризиса и не смогут с ним расплатиться — выбранные им банки не были столь тесно связаны с рынком ипотечных бумаг и, скорее всего, остались бы на плаву.

Michael Burry: Background and Bio

Michael Burry was an American physician investor and hedge fund manager and founder of the hedge fund Scion Capital LLC, which he successfully ran for eight years. Then, in 2008, Burry eliminated this fund so that he could concentrate on his private investments. He was one of the rare investors who took the daring step into the field of mortgages during the crisis period.

Updated 2/18/2020

Michael Burry was born in June 1971 and is a medical doctor, having graduated from Vanderbilt University’s School of Medicine after studying economics and pre-med at the University of California. He did his residency at Stanford Hospital. It was during his night shift as a Stanford Hospital neurology resident where he used to work on his hobby of financial investments, which later became his full-time profession.

As a novice investor, he created his own blog, posting stock-market trends and his opinion for making trades. Soon after, he started being noticed by other high-profile fund managers in the market and investment banks such as Morgan Stanley.

He quit his medical career in 2000 and started his investment company, Scion Asset Management. Although unaware of it initially, he was diagnosed with Asperger Syndrome. During the time that Burry was managing investments for people, he was uncomfortable talking to them. He communicated with his investors through letters to inform them of their investment progress. Burry has said that whatever group he joins, he feels like a stranger, never comfortable and all the time busy analyzing that group. When he became an investor, he took it very seriously, as a full-time business.

Initially, Burry started his investment company by taking loans and by using his property. He derived the name of his company from the fantasy novel The Scions of Shannara, by Terry Brooks. In 2001, his company generated a large profit for the firm’s investors. Again, in 2002 and 2003 the company did very well. Due to his continuous success, Scion Capital had $600 million AUM at the end of 2004.

Michael J Burry is known for being the hedge fund manager who predicted the housing boom, which led to the subprime mortgage crisis. He was one of the first investors to warn about the housing market.

In 2005, Burry started researching the real estate market, which led to him getting involved in the mortgage business (shorting credit instruments). He analyzed mortgage lending prices in 2003 and 2004 and accurately forecast that the bubble would burst by 2007. His study on housing convinced him that subprime mortgages and the bonds based on these mortgages would start losing value when the original rates reset, which could happen within two years after commencement.

Based on this conclusion, he bought several hundred million dollars in credit default swaps against subprime deals that he thought were in danger. He believed that as the value of the bonds fell; the value of the credit default swaps would increase. No one thought these trades would work out in his favor, and he faced constant pressure from his investors over his decisions. Investors became concerned about the apparently money-losing trade and at one point even threatened to sue Burry for refusing to unwind his positions.

Burry also had to make a decision of selling corporate CDS because of the Wall Street issue made against him and his investors. He personally thought that the CDS market would collapse. The technical aspects of CDS were there, but synthetic CDOs caused the mortgage market to become more difficult to understand. Burry said Paulson, as well as Bernanke, could not realize the problem with the sub-prime market because they did not take it seriously. Even many people from the government sector underestimated the issue though they were well-aware of that crisis.

In an interview with The New York Times, Burry said that investors who studied financial markets from 2003 to 2005 could be able to see the risks in subprime markets.

His speculations were right. Not only did he make a big profit privately (as much as $100 million), but also earned his investors $700 million.  He liquidated his credit default swap short positions by April 2008 and thus did not benefit from the bailouts of late 2008 and 2009. He subsequently shuttered his company to focus on his personal investments.

Scion Asset Management managed to record returns of 489.33% between November 2000 and June 2008. At its height, Scion managed about $1 billion.

“We turned the tables on Wall Street and I became the 1% in a way I never imagined sitting where you sit today,” Burry said in a 2012 commencement address to economics graduates at UCLA, his alma mater. “I had a bet against America and won.”

Достоверность и значение

Майкл Льюис считал, что появление фильма по столь сложной для восприятия книге — возможность донести для более широкой аудитории важные уроки, которые все должны извлечь из недавнего кризиса.

Газета Guardian назвала изображение событий достаточно убедительным и исторически достоверным. По сравнению с «Пределом риска», фильм Маккея рассматривает более широкий спектр событий, персон и организаций, повлиявших и вовлечённых в кризис. Эксперт Wall Street Journal Грег Ип отметил, что фильм интересен и полезен, хотя изображённая им картина не совсем полна. Мораль картины и её изобличающий посыл направлены на несправедливость, связанную с тем, что банки, попустительствовавшие коллапсу экономики, не были наказаны, а были взяты на поруки государством за счет налогоплательщиков. Между тем, для специалистов гораздо важнее не то, что пузырь лопнул, а то, как пузырь сформировался. Эти сложные макроэкономические процессы (низкая процентная ставка ФРС, конъюнктура мирового рынка) вряд ли можно отобразить в игровом фильме, но именно их анализ по-настоящему важен для предотвращения будущих кризисов. В картине (и в книге) не упоминается тот, кто заработал (также на CDS) больше всех на кризисе — миллиардер Джон Полсон (en), хотя его история также весьма поучительна.

Майкл Бьюри отметил то, что фильм рассказал лишь о небольшой части глобальной проблемы. Финансовый обозреватель Холман Дженкинс подверг картину глубокой критике, заметив, что у крупных банков так называемые «токсичные» ипотечные активы, составляли всего около 2 % от всего портфеля, и одних только этих активов было недостаточно, чтобы нанести такой удар по системе. Изображённая в картине близорукость СМИ, которые, вступив в сговор с банками, не замечали надвигающуюся катастрофу, не соответствует реальности. Wall Street Journal и другие издания писали о надувающемся пузыре ещё с 2004 года. Обозреватель Forbes Стив Дэннинг, полемизируя с коллегами, отметил высокую достоверность фильма, правильно расставленные акценты

Подобные фильмы повышают бдительность и привлекают внимание к тому, что раньше оставалось в тени.

ранняя жизнь и образование

Майкл Берри родился и вырос в Сан-Хосе, Калифорния . В возрасте двух лет он потерял левый глаз из-за ретинобластомы, и с тех пор ему сделали искусственный глаз.

Подростком Берри учился в средней школе Санта-Тереза .

Берри изучал экономику и предварительную медицинскую подготовку в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе , затем получил степень доктора медицины в Медицинской школе Университета Вандербильта и начал, но не закончил резидентуру по неврологии в Медицинском центре Стэнфордского университета .

Ночью в свободное от работы время Берри занимался своим хобби — финансовыми инвестициями.

Несмотря на то, что он не практикует, Берри сохранил свою лицензию врача, действующего в Медицинском совете Калифорнии , включая требования к продолжению образования.

Burry and the big short

However, Mike Burry was soon onto a new idea as he began to analyze the subprime financing market and bank balance sheets. He noticed great irregularities and unsustainability in this market.

Michael Burry saw the riskiness of the subprime market as millions of borrowers with low income and few assets bought homes and cars with tremendous leverage. Some borrowers made very low or in many cases no down payments for mortgages that the couldn’t possibly pay back if interest rates rose. However, the banking system was valued as if these mortgages would all be paid. Burry realized that this could not possibly continue over the long-term.

At the same time, Burry began to tell his investors of the enormous risks to the system. His investors were mostly institutions that did not want to hear his theory. Their other investments were all built upon the concept of a sound system with no subprime mortgage risk. Investors began to get nervous and demand their money back.

Unfortunately, it was too late as Burry had already gotten into several long-term, illiquid bets against the market using derivatives to bet the price of mortgages would fall. If he got out of the trades, he would suffer a huge loss – so Burry simply refused the investors’ requests.

All of a sudden in 2007 the market started to turn in his direction as more and more people understood the risks to the system. Then the dominoes began to fall, first with Bear Stearns, then with Lehman Brothers, AIG, and the rest of the financial system. Burry’s investments paid off handsomely and he made $100 million for himself and $700 million for his investors.

Michael J. Burry vs. the internet

Burry is a contrarian by nature and is willing to look at companies and society differently than other people. In fact, Burry is a follower of Benjamin Graham’s fundamental value of investing (which is also practiced by Warren Buffett).

For that reason, he was early on the call that the internet had way overvalued companies with little to no revenue or profitability. He began shorting those stocks immediately and his hedge fund went up like a rocket ship. In the first year, Michael J. Burry returned 55% even though the S&P 500 fell 12%. The market continued to fall dramatically the next two years yet Burry’s fund returned 16% and 50%, making him one of the most successful investors in the industry.

Michael Burry’s small group of initial investors including Vanguard, White Mountains Insurance Group, and prominent investor Joel Greenblatt had seen their funds rise dramatically and the overall assets under management reached $600 million. Burry was overwhelmed and was turning investors away in 2004.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.